фото: solidarnost.org

На заседании РТК выяснили, как в регионах будут рассчитывать прожиточный минимум

На заседании Российской трехсторонней комиссии, впервые прошедшем в очном формате, профсоюзы поставили вопрос о прожиточном минимуме, наездах на профсоюз и претензиях ФНПР к Минэкономразвития

В материале центральной профсоюзной газеты “Солидарность”  «Большие свиделись не в расстояньи» рассказывается, как профсоюзы использовали встречу с социальными партнерами в очном формате на заседании Российской трехсторонней комиссии, чтобы поставить некоторые жесткие вопросы: — о прожиточном минимуме, наездах на профсоюз и претензиях ФНПР к Минэкономразвития

БОЛЬШИЕ СВИДЕЛИСЬ НЕ В РАССТОЯНЬИ

Российская трехсторонняя комиссия впервые за год с небольшим собралась в очном формате. Несмотря на очевидную радость “переменам к прошлому”, профсоюзы использовали встречу, чтобы поставить некоторые жесткие вопросы. О прожиточном минимуме, наездах на профсоюз и претензиях ФНПР к Минэкономразвития — в материале “Солидарности”.

ПМ ПОШЕЛ ПО РЕГИОНАМ

Еще 30 декабря прошлого года президент Владимир Путин подписал закон, согласно которому минимальный размер оплаты труда (МРОТ) и прожиточный минимум (ПМ) будут рассчитываться по новой методике с 1 января 2021 года. Теперь эти величины привязываются к медианному доходу и медианной зарплате соответственно. При этом МРОТ не может быть ниже величины ПМ трудоспособного населения в целом по стране, как это установлено в России еще в 2019 году.

Полный отрыв от реальных выплат, от реальных расходов человека. Сегодня методика основана на реальных расходах человека. Она [новая методика] несовершенна, — критиковал 29 декабря новую методику расчета перед президентом глава ФНПР Михаил Шмаков.

28 мая уже этого года на очередном (и за год с лишним — на первом очном) заседании Российской трехсторонней комиссии правительство представило методику расчета ПМ уже в регионах. Можно было рассчитывать, что профсоюзы и в этот раз выскажут особое мнение. Так оно, собственно, и было. Правительственный проект постановления “Об утверждении порядка установления…” представляла бывший член комитета Госдумы по труду (а когда-то его руководитель), ныне замминистра труда Ольга Баталина. — Напомню, что все основные подходы к установлению прожиточных минимумов в субъектах уже в федеральном законе [, вступившем в силу 1 января,] заложены. То есть федеральный закон все необходимые границы для принятия сегодняшнего постановления определил, — настаивала чиновница и продолжала уже не совсем ясно: — Региональный прожиточный минимум теперь определяется как соотношение федерального прожиточного минимума и, собственно говоря, регионального прожиточного минимума. На основании чего выводится региональный коэффициент дифференциации, и [он] в дальнейшем ежегодно применяется к установленному на федеральном уровне прожиточному минимуму. И федеральный прожиточный минимум, умноженный на региональный коэффициент, дает для каждого субъекта значение его прожиточного минимума. Если коротко — федеральный ПМ делят на Забайкальский; получают цифру; потом федеральный ПМ умножают на эту цифру — и вот что получится, то и будет отныне ПМ Забайкалья. Но это если коротко. А Ольга Баталина долго еще говорила о потребительских корзинах, правилах индексации, поддержке отстающих регионов и благородной возможности для вырвавшихся в лидеры составить до 2025 года “дорожные карты”, по которым они смогут осчастливить “минимальщиков” еще на рубль-другой. В подробностях и перипетиях, кажется, сам Антон Силуанов, министр финансов, ногу сломит. — Ольга Юрьевна, один вопросик, — вступил председатель ФНПР Михаил Шмаков в бой с заковыристостями. — Вы утверждаете, что региональный коэффициент разработан на основе эталонных величин, рассчитанных на основе норм потребления Всемирной организации здравоохранения. Это что такое? Попытаемся передать ответ. В своей старой модели потребительская корзина была разделена на три социально-демографические группы. (Дети, трудоспособные и пенсионеры, надо полагать.) А еще было “десять территориальных дифференциаций” — на основе разницы в климате. А еще в корзине были “перекосы”. Поэтому устанавливать соотношения, которые обсуждаются теперь, на ее основе нельзя. В итоге специальный институт взял “нормы потребления ВОЗ” и изваял свои эталоны потребкорзины. Другими словами, эталон есть эталон, Михаил Викторович, а норма — это норма. Вот так. — Я не до конца понял все, что сейчас сказала уважаемая Ольга Юрьевна, — не стал стесняться Шмаков. — Я хотел бы сказать, что у нас разные философии. Мы ушли в определении прожиточного минимума от конкретных расходов человека к арифметическим и методологическим факторам. То есть от реальной жизни человека к алгебраическим построениям. Вот по формуле получается у тебя 12 тысяч, поэтому ни на что другое ты претендовать не будешь. Это первое. И второе: ссылка на то, что по закону положено так вот, и мы от закона не будем отходить, — она не совсем состоятельна: закон можно улучшать.

ДОСЬЕ ФНПР

о планах правительства по прожиточному минимуму Порядок установления величины ПМ в субъектах РФ непрозрачен и вызывает вопросы. Он отличается от порядка установления величины ПМ в целом по России. Коэффициенты региональной дифференциации, на которые умножается общероссийский ПМ, сформированы по неизвестной методике. Ни “эталонные величины”, ни нормы потребления ВОЗ нам не представлены. При этом, по нашим оценкам, значения региональных коэффициентов в 34 регионах занижают прожиточный минимум по сравнению с действующим. Таким образом, предлагаемый порядок установления величины прожиточного минимума в регионах похож не на проработанный правительственный документ, а на “сырое” научное исследование. Из отзыва ФНПР на проект постановления.

РАЗНООБРАЗНОЕ

Довольно интересным вышло обсуждение в “разном”. Отчасти эту “рубрику” можно было бы назвать “эхом наших публикаций”. Потому что в № 19 “Солидарность” как раз писала об инциденте между профсоюзом адвокатов России и Федеральной палатой адвокатов. Последняя в лице председателя обратилась к самой же себе с запросом: не вмешивается ли профсоюз в деятельность ФПА, претендуя на заключение отраслевого соглашения? Михаил Шмаков назвал это грубым вмешательством в дела профсоюзов. Тем более что комиссия ФПА по этике поставила вопрос о возможности наложения дисциплинарного взыскания на адвокатов-профсоюзников. ФНПР просит РТК присоединиться к обращению в Минюст с тем, чтобы министерство этого не допустило. Выше говорилось о том, что заседание РТК 28 мая было первым более чем за год, проведенным в очном формате. И Михаил Шмаков воспользовался этим не только как поводом сообщить, что он рад всех увидеть, наконец, “вживую”. Профлидер указал на то, что пора бы теперь собираться очно и региональным трехсторонним комиссиям. — Основной причиной приостановки работы региональных трехсторонних комиссий является недостаток внимания органов исполнительной власти субъектов РФ к вопросам социального партнерства, — заявил Шмаков. Как отмечают в ФНПР, в некоторых регионах два года подряд не проводятся заседания местных трехсторонних комиссий, в том числе из-за отсутствия координаторов сторон. Вместе с тем раньше такие заседания регулярно использовались для обсуждения законопроектов и проектов бюджетов разного уровня, а также национальных проектов и мер по снижению уровня бедности. Но был повод использовать трибуну РТК и покруче: — Министерство экономики устранилось от социального диалога, и [неоднократно] по запросам РТК ничего не было представлено, — припомнил Шмаков чиновникам. — Поэтому мы предлагаем отметить в протоколе несоблюдение Минэкономразвития положений Генерального соглашения, норм Трудового кодекса, а также Конституции Российской Федерации. Но есть еще более “экстремистское” предложение: обратиться к председателю правительства о наложении дисциплинарного взыскания на министра. Впрочем, последний вопрос глава ФНПР не против “пока оставить на уровне обсуждения”.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*