Счетная палата заявила, что правительство Дмитрия Медведева провалило все нацпроекты

В 2017 и 2018 годах ни одно из федеральных министерств и ведомств не смогло достичь плановых показателей

Центральная профсоюзная газета «Солидарность» в статье «Неужели в самом деле наши планы погорели?» рассказывает о том, что изучение стратегических планов на 2019 — 2024 годы показало, что министерства не включили в них 45% целевых показателей нацпроектов.

Аудиторы Счетной палаты выяснили, что нацпроекты оказались лишь красивыми лозунгами. В реальности министерства не учитывали в своих планах большинство целей нацпроектов или майских указов. А учтенные цели так же “успешно” не достигались. К примеру, самый важный для профсоюзов нацпроект — “Производительность труда и поддержка занятости” — свелся к обучению неизвестно кого неизвестно чему. По мнению профсоюзов, проект нужно полностью переписать и привязать к национальным целям.

6 февраля Счетная палата заявила, что правительство Дмитрия Медведева провалило все нацпроекты. В 2017 и 2018 годах ни одно из федеральных министерств и ведомств не смогло достичь плановых показателей. Изучение стратегических планов на 2019 — 2024 годы показало, что министерства не включили в них 45% целевых показателей нацпроектов. Планы просто не были связаны ни с нацпроектами, ни с указами президента. Также Счетная палата отметила, что у вице-премьеров нет достаточного влияния на министерства, а члены правительства мало информированы о реализации федеральных проектов.

Например, Россия не попала в топ-20 рейтинга Doing Business Всемирного банка в 2018 году — такую цель ставило Минэкономразвития. Страна заняла 31-е место, а в 2019 году улучшила позиции, переместившись на 28-е. Минстрой не расселил все аварийное жилье, а Минкомсвязи не увеличил долю граждан, довольных качеством работы “Почты России”.

Счетная палата констатировала в конце 2019 года, что с 2021 года экономика страны не будет расти на 3% и больше. “Национальные проекты не дают такой критической массы, таких шагов, которые бы вывели нас на эту траекторию роста”, — сказал глава ведомства Алексей Кудрин.

Месяц назад аудиторы сделали промежуточный анализ 8 из 13 национальных проектов по состоянию на 1 ноября прошлого года. Результаты оказались неутешительными.

 

Нацпроект “Производительность труда и поддержка занятости”

— Проект рассчитан на крупный и средний бизнес, однако в нем учитываются показатели малых предприятий с годовым оборотом от 400 млн до 800 млн руб.

— Нет такого показателя, как количество изготовленной продукции за единицу времени, что противоречит международной практике.

— Оценить фактическое достижение целевых показателей нацпроекта пока невозможно. Основной показатель — прирост производительности труда на средних и крупных предприятиях — будет представлен только в ноябре 2021 года.

 

“А”-СПРАВКА

Михаил Шмаков о нацпроекте “Производительность труда и поддержка занятости”:

— В рамках Общероссийского народного фронта мы сейчас также приступаем к разработке этой ситуации, для того чтобы повысить заинтересованность работников в повышении производительности труда, чтобы работник понимал, что повышение производительности труда дает выгоду каждому работнику, трудовому коллективу и в целом экономике страны.

В принципе, есть два основных способа это сделать: это вовлечение работников в процесс принятия решений в организации, совершенствование коллективных договоров, участие в органах управления предприятием или организацией и усиление стимулирующей роли заработной платы путем установления современных систем оплаты труда.

(Из выступления на заседании Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, состоявшемся 25 декабря 2019 года).

 

Нацпроект “Малое и среднее предпринимательство”

— Получатели субсидий не отвечают за достижение целевых показателей, а лица, ответственные за достижение показателей, не могут влиять на распределение средств и даже не владеют информацией о деятельности получателей денег.

— Льготное кредитование не стало доступнее для малых предприятий. На 1 ноября 2019 года субъекты малого и среднего предпринимательства получили кредитов на 131,3 млрд рублей при целевом показателе не менее 1 трлн руб.

 

Нацпроект “Наука”

— Этот нацпроект прямо зависит от внебюджетных средств, доля которых составляет от 36% до 50% финансирования, а гарантий выделения этих денег нет.

— Меры по созданию передовой инфраструктуры для научных исследований недостаточно хорошо финансируются для достижения серьезных результатов.

— Целевые показатели (удельный вес научных статей среди зарубежных, вхождение в топ-5 стран по удельному весу в общем числе заявок на получение патентов) не предусматривают практического применения патентов или реального развития науки.

 

Нацпроект “Образование”

— Нет задачи сократить неравенство между школами.

— Нет целевого ориентира по ликвидации кадрового дефицита.

— Не предусмотрены мероприятия по обновлению или созданию инфраструктуры для современных технологий обучения.

— Нет задач по повышению эффективности региональных вузов.

— В расходах дисбаланс: в период 2016 — 2018 годов 70% шло на зарплату и лишь 1,7% — на приобретение оборудования и капитальный ремонт. Обеспечиваются лишь текущие расходы, нет вложений в будущее.

 

Нацпроект “Безопасные и качественные дороги”

— Качество дорог оценивается только по показателям ровности и наличия дефектов, а такие параметры, как коэффициент сцепления автомобиля с покрытием, наличие разметки, дорожных знаков и так далее — не учитываются. В результате в 2017 — 2018 годах более трети всех ДТП было связано с нарушениями требований к состоянию автодорог.

— Цель увеличения до 50% доли региональных автодорог, соответствующих нормативам, не будет выполнена в 21 регионе и через пять лет (срок завершения нацпроекта), а останется в диапазоне от 24,8 до 48,8%.

— Данные о состоянии региональных дорог изначально были неверными. У семи регионов в течение двух лет после проведения дорожных работ к концу 2019 года не только не выросла, но и снизилась доля соответствующих нормативам дорог.

— В проекте нет мероприятий по утверждению в регионах нормативов безопасности автодорог, а также по увеличению затрат на их ремонт и содержание.

 

Нацпроект “Экология”

— Не предусмотрены меры по стимулированию раздельного сбора отходов, в первую очередь пищевых. Это препятствует эффективной работе предприятий по переработке таких отходов.

— В 7 из 10 регионов, где емкость мусорных полигонов близка к исчерпанию, критическая ситуация с местами захоронения отходов не изменится по итогам выполнения нацпроекта. (Среди этих регионов Московская и Ленинградская области).

— Нацпроект предусматривает совокупное снижение вредных выбросов в атмосферу на 22% к 2024 году в 12 промышленных городах. Тогда как по итогам 2018 года высокий и очень высокий уровни загрязнения атмосферного воздуха наблюдались в 46 городах России.

— 88% сточных вод, подлежащих очистке, сбрасываются не очищенными до требуемого уровня. 95% сельских поселений вообще не имеют канализационных очистных сооружений. Загрязнены почти все реки.

 

Нацпроект “Культура”

К нацпроекту “Культура” оказалось меньше всего нареканий — там нет критических отклонений в достижении целей. Однако и здесь не все безупречно.

— Один из целевых показателей — рост числа посещений объектов культуры, но соответствующие данные не собраны.

— В концепцию долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года заложено, что на развитие культуры и кинематографа (включая финансирование нацпроекта) будет направлено 1,5% от ВВП. На деле суммарные расходы составили 0,57%.

— Из 123 творческих проектов некоммерческих организаций, которые должны были по плану получить господдержку в 2019 году, финансирование получили всего 60.

— Всего в 2019 — 2024 годах нацпроект должен получить 113,5 млрд руб. Но заявленные показатели не позволяют объективно оценить качественные преобразования в сфере культуры по итогам выполнения проекта. А методики расчета показателей неоднозначны и дают возможность манипуляции с цифрами.

 

“А”-СПРАВКА

Достижение национальных целей:

Рост численности населения. В 2019 году умерших в России оказалось на 285,7 тыс. больше, чем родившихся. Это выше планового показателя (убыль в 219,1 тыс. человек).

Рост доходов и пенсий. Прирост реальных располагаемых денежных доходов населения в 2019 году опередил показатель 2018 года (0,5%) и достиг 0,8%.

Снижение бедности. За январь — сентябрь 2019 года доходы у 13,1% россиян были ниже прожиточного минимума. То есть уровень бедности даже выше, чем за тот же период 2018 года (12,6%).

Ускорение технологического развития. В 2017 году удельный вес организаций, использующих технологические инновации, оценивался в 20,8%. В 2018-м показатель опустился ниже 20%. Это в 2,5 раза меньше целевого значения, которого следует достичь через шесть лет.

Экономический рост. За январь — сентябрь 2019 года российская экономика выросла только на 1,1%, что значительно меньше, чем годом ранее. И хотя инфляция за прошлый год не превысила 3%, этому способствовала не только благоприятная конъюнктура продовольственных рынков и укрепление курса рубля, но и слабый потребительский спрос.

Комментарий

Елена Косаковская, заместитель главы департамента социально-трудовых отношений ФНПР:

Нацпроект “Производительность труда и поддержка занятости” появился не так давно — в 2018 году, после указа президента № 204 “О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2014 года”. Счетная палата сейчас резюмирует, что успехов нет. С чем это связано? В первую очередь, Минэкономразвития не провело маркетингового исследования нашей промышленности, не спрогнозировало перспективы развития, в том числе в замещении импорта. Фактически нет стратегического планирования, нет четкой программы — что развивать, какие мощности наращивать.

Кроме того, не выстроены горизонтальные связи даже между федеральными органами исполнительной власти. Поэтому госпрограммы и нацпроекты не связаны между собой. Одно предприятие может участвовать в нескольких нацпроектах и программах, получать субсидирование из различных источников. А потом непонятно, как считать эффективность проектов, за счет чего она была достигнута? В советское время был Госплан, который объединял все задачи.

В общем, производительность труда связана с разными факторами. И профсоюзы не раз указывали, что повышение производительности труда прежде всего связано с техническим оснащением и технологическим перевооружением имущественных комплексов предприятий. Но если их продукция не востребована, то все факторы производительности труда уже не имеют значения.

На деле же производство стимулируют через “повышение эффективности производственных процессов и распространение лучших практик”, то есть за счет организации труда. Условно — есть производство, создаются федеральный и региональный центры компетенций, которые учат руководителей, топ-менеджмент или других работников предприятия, как работать более качественно, более организованно. И все свелось к этому обучению. Чему именно учат — сказать сложно, мы программ обучения не видели. Показатели численности обучающихся мало что говорят. Как говорится, “цифры не окрашены”. Кого учили? Из каких отраслей? А ведь в каждой отрасли есть свои нюансы.

Попытки “улучшить организацию труда” имеют и опасные тенденции. В рамках нацпроекта летом прошлого года пытались провести сравнительный анализ регуляторной среды в сфере промышленной безопасности, трудового законодательства, технического регулирования — “с точки зрения негативного влияния на производительность труда”.

ФНПР выступила против такой некорректной постановки задач. В большинстве стран ОЭСР на практике видно, что контроль в сфере промышленной и технической безопасности лишь стимулирует повышение производительности труда. Это снижает затраты на пострадавших и стимулирует модернизацию предприятий. И вообще, отнесение промышленной безопасности к негативным факторам влияния будет противоречить целям в области устойчивого развития, которые были приняты ООН (в том числе и Россией) в 2015 году.

Самое главное, что в нацпроект не заложена система мотивации для работника. Что он получит от обучения, кроме затрат времени? Вопросы повышения по службе, повышения зарплаты просто не затронуты. А каков итог? Реально в выполнении нацпроекта заинтересованы только те органы, которым нужно за это отчитаться. И отчетность эта взята “ с потолка”. В Самарской области всего 214 предприятий соответствуют критериям нацпроекта. Из них только около 150 готовы участвовать в мероприятиях. А Минэкономразвития ставит в план 250 предприятий. Национальные цели — рост доходов и снижение бедности — вообще никак не отражены в нацпроекте. В общем, проект вышел пустым.

3 февраля на заседании проектного комитета по нацпроекту ФНПР выдвинула два предложения.

Во-первых, перенаправить неиспользованные средства через органы службы занятости населения на увеличение числа обучающихся граждан независимо от статуса и возраста по востребованным профессиям.

Во-вторых, фактически работник сейчас должен обеспечивать рост производительности труда, будучи даже не в курсе происходящего. Все решает работодатель и исполнительные органы власти. А работника ставят перед фактом, что ему нужно все придуманное выполнить. Поэтому ФНПР предложила предусмотреть участие представителей профорганизаций (или рабочего коллектива) в управлении предприятиями с правом совещательного голоса на заседаниях советов директоров или наблюдательных советов предприятия. Это предложение сделано в рамках статьи 53.1 ТК РФ, достаточно свежей — она только в августе 2018 года появилась.

Мы рассчитываем, что с учетом таких неутешительных результатов, в свете прихода нового министра, нацпроект будет полностью пересмотрен. И увязан с национальными целями.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*